Роль геоинформации в гос. управлении

УДК

О РОЛИ ГЕОИНФОРМАЦИИ В РЕШЕНИИ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ПРОБЛЕМ, СВЯЗАННЫХ С ПУБЛИЧНОЙ ДОСТОВЕРНОСТЬЮ ДАННЫХ ЕДИНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЕСТРА НЕДВИЖИМОСТИ (на материалах Иркутской области)

Александр Петрович Карпик

Сибирский государственный университет геосистем и технологий, 630108, Россия, г. Новосибирск, ул. Плахотного, 10, доктор технических наук, профессор, ректор, тел. (383)343-39-37, e-mail: rector@ssga.ru

Юлия Владимировна Федоренко

ЗАО «Восточно-Сибирское геодезическое предприятие», 664007, Россия, г. Иркутск, ул. Софьи Перовской, д.30/1, оф.315, тел. 8 (3952) 295788, руководитель судебно-экспертного направления e-mail: expert-vsgp@mail.ru

Дарья Васильевна Пархоменко

Сибирский государственный университет геосистем и технологий, 630108, Россия, г. Новосибирск, ул. Плахотного, 10, кандидат технических наук, старший преподаватель кафедры правовых и социальных наук, тел. (383)343-29-55, e-mail: dara8@inbox.ru

С научной и практической точек зрения в статье проанализированы обстоятельства, препятствующие реализации в России принципа публичной достоверности данных Единого государственного реестра недвижимости (ЕГРН). Рассмотрены проблемные вопросы наполнения сведениями ЕГРН при условии их противоречивости с данными, содержащимися и иных федеральных информационных ресурсах. На примере Иркутской области произведен анализ судебной практики защиты прав на объекты федеральной собственности в случаях задвоения учета земель лесного фонда и земель сельскохозяйственного назначения. Исследованы основные причины возникновения земельных споров в современный период. Уделено внимание вопросам эффективности защиты прав посредством разрешения индивидуальных споров в судебном порядке. Приведено обоснование необходимости усиления роли геоинформации при упорядочивании данных государственных реестров.

Ключевые слова: геоинформация, ранее учтенные земельные участки, Единый государственный реестр недвижимости, государственный лесной реестр, государственный фонд данных, кадастр недвижимости, двойной учет земель, внереестровое право.

При современном уровне автоматизации, основу которого составляют компьютерные технологии, обеспеченные программными и аппаратными продуктами, стало намного эффективнее обрабатывать большие объёмы информации, повышать точность данных, обеспечивать наглядность и доступность систематизируемых сведений.

Геоинформационная система представляет собой программно-аппаратный комплекс, решающий совокупность задач по хранению, отображению, обновлению и анализу пространственной и атрибутивной информации по объектам территорий [7]. В зависимости от проблемной ориентации геоинформационные системы подразделяются на решающие научные и практические задачи. К важнейшим прикладным функциям, от которых зависит качество поддержки управления развитием территорий, относятся мониторинг и оценка сведений об объектах недвижимости, подлежащих внесению в базу данных ЕГРН.  

В свою очередь, сведения, определяющие правовую судьбу таких сложных природо-хозяйственных объектов, как земельные участки, имеют, первоочередное значение перед данными об иных объектах недвижимости.

Актуальность получения оперативных данных об идентификационных признаках землевладений обусловлена еще и тем фактором, что земля является природным объектом и природным ресурсом. Потому для принятия управленческих решений в оперативном доступе следует иметь необходимую и достаточную информацию обо всех факторах, влияющих на бонитет земель, для чего важно своевременно обновлять информацию об установленных для них правовых режимах, а также о фактическом землепользовании.

Цель статьи: определить роль геоинформации в решении гражданско-правовых проблем, связанных с публичной достоверностью данных ЕГРН. Для достижения указанной цели необходимо проанализировать динамику развития обозначенной проблематики, современное состояние исследований и внести собственные предложения.

Высокотехнологичное общество находится в фазисе, побуждающем к дискуссиям и реализациям таких тем, как развитие и внедрение в России трехмерного кадастра недвижимости. Размышляя над подобными вопросами, некоторые авторы [20] полагают, что современный кадастр недвижимости как информационная система обладает наиболее полными и достоверными сведениями об учтенном имуществе. Однако корректному учету пространственных объектов препятствует то обстоятельство, что геодезическое обеспечение выполняется в системе плоских прямоугольных координат, что не позволяет корректно осуществлять учет пространственных объектов [20].

Поддерживая позицию, что трехмерный кадастр недвижимости является новой ступенью развития кадастровых систем, не представляется возможным  полностью согласиться с мнением [20] о полноте и достоверности данных, внесенных в кадастр недвижимости [30], учитывая позиции далее приведенного обоснования.

По смыслу положений статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (Закон о государственной регистрации прав) [29], утратившей силу 1 января 2017г. [25], государственная регистрация прав на недвижимое имущество - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество и единственное доказательство существования зарегистрированного права.  

С 1 января 2017 года суть указанной нормы права планировалось реализовать посредством положений статьи 1 Федерального закона от 13.07.2015 №218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (Закон о государственной регистрации недвижимости)  [28]. Согласно положений указанного закона [28], в единую систему учета и регистрации преобразованы кадастровый учет недвижимости и государственная регистрация прав.

Некоторые авторы [10] считают реализацию процедуры слияния в единую базу данных двух самостоятельных учетных систем логическим следствием развития института собственности на территории России. Соглашаясь их мнением, следует подчеркнуть, что посредством поименованных норм права в очередной раз была признана необходимость своевременной фиксации и публичного отображения в едином государственном реестре достоверной информации о таком специфическом объекте гражданского оборота, как недвижимость, значимость которого издавна отмечали многие ученые.

Еще дореволюционные юристы, в частности Д.Е. Мейер [19], писали, что форма сделки с недвижимостью в виде участия общественной власти путем «укрепления прав» является обязательной, она придает сделке «больше твердости и дает более ручательства за ее соответствие законам, а потому права, вытекающие из сделки, получают более прочное бытие» [19].

По мнению Р.С. Бевзенко [5], принцип публичной достоверности реестра можно сформулировать следующим образом: для третьих лиц право на вещь, внесенное в реестр, равно как и отсутствие обременений в отношении недвижимой вещи, признается истинным. При этом важно отметить то, что публичная достоверность слагается из двух свойств реестра: публичности и презумпции его достоверности [5].

В сравнении с литературой, отображающей иные аспекты регистрационного режима, в российской цивилистической литературе принципу публичной достоверности реестровых данных посвящено наибольшее количество научных публикаций [3, 6, 15, 35]. Из их анализа следует, что в современном регистрационном режиме принцип публичной достоверности реестровых данных на практике не реализован.

По мнению Е. Ю. Самойлова [39], констанции наличия в российском праве принципа публичной достоверности препятствуют обстоятельства, обозначенные в схеме на рисунке 1.


Рис. 1. Обстоятельства, препятствующие констанции наличия в российском праве принципа публичной достоверности [39]

Багаев В. А. отмечает [4], что современные реестры прав на недвижимость основаны на принципе публичной достоверности: тот, чье право зарегистрировано, предполагается собственником. При этом степень публичности в разных правопорядках различается. Автор выделяет системы ведения реестра прав на недвижимое имущество, обозначенные в таблице 1.

Таблица 1

Системы ведения реестра прав на недвижимое имущество в зависимости от степени публичной достоверности по Багаеву В. А. [4].

Наименование системы

Характеристика системы

Позитивная система

Регистрация права продавца в реестре является достаточным условием для возможности возникновения права у покупателя

Негативная система

Регистрации права продавца недостаточно, требуются материально-правовые основания его права для возникновения права у покупателя

Система Торренса

Неопровержимый собственник – тот, чье право зарегистрировано, даже если регистрация совершена по ошибке, а недвижимость украдена у подлинного собственника

По мнению М. А. Ероховой [12], отечественную систему ведения реестра прав на недвижимость можно охарактеризовать как негативную: при совершении сделки с недвижимостью от осмотрительного покупателя ожидается не только проверка регистрации права продавца в реестре, но и внимание к иным сопутствующим сделке обстоятельствам – ее цены, скорости оборота недвижимости, иных возможных обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии права у отчуждателя [12].

Представляется, что к сопутствующим обстоятельствам, которые необходимо учитывать в российской системе ведения ЕГРН, можно с уверенностью отнести проблему противоречивости сведений об идентификационных признаках земельных участков, содержащихся в различных федеральных информационных ресурсах. Актуальность тезиса подиктована тем, что в настоящее время права на земельные участки, подтвержденные регистрацией в ЕГРН, повсеместно оспариваются в судебном порядке. В основу судебных исков закладывается несопоставимость сведений ЕГРН с данными Государственного лесного реестра [18], а также с документированной информацией, содержащейся в Государственном фонде данных [31].

В настоящее время наблюдается большое количество случаев отнесения одного земельного участка к двум и более категориям земель: сведения о категории, разрешенном использовании и правообладателе земельного участка, содержащиеся в ЕГРН могут не совпадать с информацией Государственного фонда данных, при этом сведения Государственного лесного реестра могут противоречить информации сразу двух поименованных федеральных информационных ресурсов. На сегодняшний день органы власти не могут гарантировать, что обладают достоверной информацией о том, где находятся границы муниципальных земель, где расположены федеральные земли и каким образом следует определять местоположение земель неразграниченных в обороте.

При таких обстоятельствах трудно переоценить степень негативного влияния земельных коллизий на социально-экономическое развитие регионов и страны в целом. Особенно весома их роль в современный период становления отечественной рыночной экономики и вряд ли будет уменьшаться в последующем. Некоторые ученые, в частности, Жарников В.Б. [13] полагают, что в этой связи широко известными с практической точки зрения стали такие понятия, как «категория земель», «целевое и разрешенное использование земель», «рациональное использование земель» и другие [13].

Следует отметить, что проблема противоречивости сведений ЕГРН с данными Государственного лесного реестра стоит крайне остро. Судебные разбирательства с каждым днем набирают обороты.

В частности, в Иркутской области в отношении земельных участков, имеющих пересечения с лесным фондом, в 2016 году составлено около 29 тысяч исков. На рассмотрении в судах в 2016 году находилось более 800 дел, в суд было направлено более 700 встречных исков [2].

Несмотря на то, что на протяжении 10 лет (24.07.2007г. - 01.01.2017г.), Федеральным законом от 24.07.2007 № 221-ФЗ  «О государственном кадастре недвижимости» (Закон о государственном кадастре недвижимости) был регламентирован принцип сопоставимости кадастровых сведений со сведениями, содержащимися в других государственных информационных ресурсах [30], а в соответствии с положениями Закона о государственной регистрации недвижимости, ЕГРН должен являться сводом достоверных систематизированных сведений об учтенном в недвижимом имуществе, очевидно, что указанные нормы права носят декларативный характер.

Генезис и эволюция образа обозначенной проблемы объясняется чрезмерно ускоренными темпами проведения в России аграрно-земельных реформ, стремительно набравших обороты в начале 90-х годов.

За относительно короткое время документы о правах получили миллионы  граждан по всей стране.  Завершить реформу планировалось к 2002 г. Исходя из содержания, целей и критериев завершения земельной реформы выделяли два этапа, обозначенные в таблице 2.

Таблица 2

Этапы завершения земельной реформы по Варламову А. А. [9].

Этап реформы

Цели реформы на обозначенном этапе

Реорганизационный (1998 - 1999гг.)

Принять меры правового, организационного, научного и технологического характера.

Стабилизационный (2000-2001гг.)

Осуществить ресурсоёмкие (финансовые и землеустроительные мероприятия).

Постреформенный этап (после 2001 г.)

Реализовать создание эффективного механизма государственного регулирования земельного рынка и управления земельными ресурсами. Проводить работу по развитию инфраструктуры земельного рынка.

В 2001г. руководитель Федеральной службы земельного кадастра России Сай С.И. отмечал значимость земельных реформ в Российской Федерации, указывая на то, что за последние десять лет в собственность граждан и юридических лиц передано около 130 млн. га земель, расположенных в наиболее благоприятных почвенно-климатических условиях. Автор [38] указывал на то, что «ни одна страна в мире никогда не переживала  столь значительных изменений в сфере земельных отношений в столь короткое время» [38].

Принимая во внимание то обстоятельство, что сегодня каждый второй землепользователь находится в состоянии активного либо пассивного земельного спора, 16 марта 2017 года в ситуационном центре Госдумы прошли парламентские слушания по теме «О проекте федерального закона № 90991-7 «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров» [24].

Таким образом, представляется, что массовая выдача государственных актов и свидетельств, при условии законодательно предусмотренного ускорения сроков их выдачи, негативно сказалась на качественной стороне процесса. Например, в ходе проверок проведенных подразделениями Госкомзема, по состоянию на 01.05.1992г., выяснилось, что большинство документов, удостоверяющих права на землевладения, выдавались без установления границ участков на местности или в нарушении технических норм и правил [42].

Подобные системные недоработки при проведении реформ привели к тому, что в Законе о государственной регистрации прав, особое место было отведено положению статьи 6, регламентирующему необходимость признания государством ранее возникших прав на имущество, - тех, что возникли до момента вступления в силу данного закона. Законодательное закрепление, так называемых, «ранее возникших прав» подтвердило и, более того, легализовало факт существования в стране «внереестрового права». Представляется неэффективной реформа, узаконившая  необязательность государственной регистрации таких прав. Законодатель неоднократно пытался исправить ситуацию, косвенно подтверждая тем самым наличие проблемы.

Так, появление Федерального закона «О разграничении  государственной собственности на землю» №101-ФЗ от 17.07.2001 [33], а также нормы пункта 3 статьи 3.1. Федерального закона от 25 октября 2001 №137-ФЗ [23], введенной Федеральным законом от 17.04.2006 № 53-ФЗ, являются документальными подтверждениями неопределенности полномочий по распоряжению земельными участками, в результате которых отечественная система права пополнилась таким неспецифическим компонентом, как институт «земель неразграниченных в обороте».

Неоднозначность данного понятия подтверждается тем обстоятельством, что процессы разграничения публичной собственности так и не были завершены исполнительной властью, приняты и поняты обществом. В частности, согласно позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (ВАС РФ) по одному из рассмотренных дел 2011 года, явствует, что по смыслу нормы пункта 3 статьи 3.1. Федерального закона от 25 октября 2001 №137-ФЗ, разграничение государственной и муниципальной собственности на землю должно реализовываться вне проведения каких-либо специальных процедур по передаче участков из собственности одного публичного образования в собственность другого публичного образования [37]. Вероятно, Президиум ВАС РФ в рассматриваемом случае счел возможным не придать значения прохождению специальных административных процедур государственной регистрации прав на земельные участки, установленному Федеральным законом от 17 июля 2001 г. №101-ФЗ.

Далее, положениями статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 №137-ФЗ  «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», было установлено, что государственные акты, свидетельства и другие документы, удостоверяющие права на землю и выданные гражданам или юридическим лицам до введения в действие Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», имеют равную юридическую силу с записями в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Соответственно, такие правоудостоверяющие документы также являются юридическими актами признания и подтверждения государством прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Однако, рассмотрев указанные постулаты через призму равенства юридической силы документов, являющихся юридическими актами признания и подтверждения государством прав на земельные участки с точки зрения принципа публичной достоверности реестровых данных, на поверку оказалось, что государство не имеет действенных механизмов защиты таких прав.

К числу подтверждений попыток законодателей уменьшить негативное влияние последствий проведенных земельных реформ, для возможности планировать бюджеты, опираясь на налоговые поступления, можно отнести вступление в силу 1 сентября 2006 года Федерального закона №93-ФЗ от 30 июня 2006г. «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» [26].  Несмотря на то, что закон стали именовать «дачной амнистией», его действие в действительности на много шире. Помимо дачных, садовых, огороднических земельных участков, тех объектов, которые на этих участках построены, под действие закона подпадают индивидуальные дома, а также дополнительные постройки – сараи, гаражи и прочее.

Крашенинников П.В. [16], подчеркивая актуальность принятия комментируемого закона, указывал: «До сих пор установить факт владения недвижимостью, имеющий юридическое значение, многие граждане имели шанс только в суде. После вступления в силу закона такая необходимость отпадет. Потому что по этому закону признаются любые документы – решения, справки, выписки, - подтверждающие факт предоставления гражданину земельного участка наравне с такими правоустанавливающими документами, как справка БТИ, договор купли-продажи или дарения, свидетельство о праве собственности. Если земля была предоставлена очень давно и никаких документов не сохранилось, можно предъявить даже выписку из похозяйственной книги, заверенную органом местного самоуправления. Это актуально при оформлении участков, выделенных в сельской местности под ведение личного подсобного хозяйства».

Комментируя опасения, высказанные при принятии законопроекта «о дачной амнистии», о том, что население может начать сдвигать заборы и прирезать себе соседние площади, Крашенинников П.В. разъяснял, что если пользование участком сложилось в течение многих лет, а так называемая добавленная территория – это не дорога, не площадка, зарезервированная под какие-то общественные нужды, то оформление всего участка «по факту» вполне возможно [16].

Закон о государственном кадастре недвижимости, а именно положения пункта 1 статьи 45 о ранее учтенных земельных участках с возможностью присвоения последним условных номеров, в очередной раз подтвердил, что при массовой выдаче в сжатые сроки правоустанавливающих документов на землю: 1) проведение качественного межевания границ предоставленных земель не было гарантировано; 2) некоторые участки в лучшем случае выдавались с указанием на адресные ориентиры без проведения межевания. Данные обстоятельства, по мнению законодателя, видимо, не должны были породить споры о правах. Однако практика  довольно быстро обнаружила ошибочность данного суждения [44].

Проанализировав законодательство, регулирующее земельные правоотношения, на реестрообразующем аспекте проводимых в стране аграрно-земельных реформ следует все же остановиться отдельно.

Первая попытка наполнить кадастр сведениями обо всех земельных участках, предпринятая руководителем Росземкадастра Саем С.И. для реализации которой были утверждены «Указания для территориальных органов Росземкадастра по проведению работ по инвентаризации сведений о ранее учтенных земельных участках ГЗК-1-Т.Р-11-02-01» [43] не удалась. Инвентаризация документированных сведений о земельных участках с составлением выписки из государственного земельного кадастра обо всех ранее учтенных земельных участках, инвентаризационного плана в кадастровом квартале, каталога координат точек границ и отражением сведений о ранее учтенных земельных участках на дежурной кадастровой карте надлежащим образом выполнены не были.

Вторая попытка наполнения кадастра сведениями, предпринятая в 2005 году руководителем Федерального агентства кадастра объектов недвижимости Мишустиным М.В. в составе работ по расчету кадастровой стоимости земельных участков также не увенчалась успехом. При формировании первичного реестра земельных участков, подлежащих включению в оценочную опись существующих земельных участков, помимо сведений о земельных участках, отраженных на кадастровом плане территории кадастрового квартала, на основании фотообразов документов, явившихся основанием для внесения земельного участка в первичный реестр (свидетельство о праве собственности на землю, поземельная книга, похозяйственная книга, постановление органов местного самоуправления и пр.) составлялся перечень существующих земельных участков, расположенных на территории кадастрового квартала, но не отраженных графически на кадастровом плане территории. Местоположение таких земельных участков не нашло своего корректного отображения на публичных кадастровых картах.

Тем не менее, начиная с 2005 года Роснедвижимость и Росреестр  ежегодно в национальных докладах о состоянии и использовании земель, отчитывались о завершении внесения сведений о ранее учтенных земельных участках в Единый государственный реестр земель [1]. Только в 2012 году Минэкономразвития признало, что в земельном кадастре содержаться сведения только о 60 миллионах земельных участков, что половина из них имеют неточные границы, и что объем неучтенных участков неизвестен [40].

В свете сказанного следует отметить, что некоторые авторы, в частности В.В. Вылегжанина [10], также обратили внимание на усиление активности деятельности Росреестра именно с 2012 года. С этого периода начались масштабные мероприятия по гармонизации сведений реестра прав и кадастра недвижимости, а также по исправлению ошибок для обеспечения качества информационных ресурсов.

В результате многочисленных обсуждений проблемы, власти пришли к выводу о нецелесообразности урегулирования проблемы точечно и приняли решение о необходимости проведения комплексных кадастровых работ на всей территории Российской Федерации.

Так Федеральным законом от 22.12.2014 № 447-ФЗ [27] в Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» была введена глава 4.1 о комплексных кадастровых работах. Практическая реализация указанного механизма для многих регионов на практике оказалось временно недоступной, учитывая, что финансирование проекта возложили на органы местного самоуправления муниципальных районов, городских округов и многим регионам придется дожидаться очереди на получение федерального субсидирования.

Следует сделать вывод, что законодатель неоднократно предпринимал попытки защиты прав провозглашённой в постсоветский период частной собственности на землю. Однако, не принимал попыток принятия исполнимых законов призванных навести порядок в области ведения государственного кадастра недвижимости и государственной регистрации прав.

В настоящее время Росреестр представляет собой в большей степени фиксирующий орган, а не орган, исследующий сведения о границах земель лесного фонда, границах иных объектов федеральной собственности, которые отсутствуют в ЕГРН. Такое положение вещей представляется в недостаточной мере обоснованным.

Более того, ведомства Росреестра, обеспечив регистрацию прав на земельные участки за гражданами, впоследствии, ссылаясь на сведения государственного фонда данных, хранителями которого они сами же и являются, стали выдавать заключения представителям Территориальных управлений (ТУ) Росимущество, а также правоохранительным органам о том, что территории, на которые зарегистрированы права, давно имеют иных правообладателей.

Следует обратить внимание, что на сегодняшний день с проблемой доказывания прав на объекты недвижимости столкнулись не только граждане, но и представители России, в том числе в вопросах охраны земель лесного фонда. Учитывая это, было проведено собственное исследование эффективности судебной защиты. В частности, проанализировано 134 решения Иркутского районного суда об отказе в удовлетворении исковых требований вынесенных в 2016 году по искам ТУ Росимущества Иркутской области к физическим лицам.  В результате анализа проигранных ТУ Росимущества дел установлено, что в подавляющем большинстве случаев (89%) иски поданы в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, ранее принадлежащих колхозам, совхозам, в том числе земель, на которых впоследствии образованы дачные и садовые некоммерческие товарищества.

При анализе судебной практики авторами статьи был сделан вывод о том, что многие случаи «задвоения учета» земель сельскохозяйственного назначения с землями лесного фонда произошли по следующим причинам.

В соответствии с Основами лесного законодательства РФ 1977 г. [22], 1993 г. [23], во владении колхозов и совхозов мог находиться лесной фонд. При реорганизации колхозов, совхозов в другие сельскохозяйственные формирования последним передавался во владение лесной фонд для целей ведения лесного хозяйства.

В соответствии с Положением о реорганизации колхозов, совхозов и приватизации государственных сельскохозяйственных предприятий, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 04.09.1992 г. [32], по всей стране активно шло образование новых форм хозяйствования. При передаче земель новым собственникам следовало больше внимания уделить аспектам лесопользования:  леса необходимо было передавать для целей ведения лесного хозяйства.  Но в большинстве случаев это не было реализовано, ведь передача земель проводилась ускоренными темпами. При таких обстоятельствах, а также учитывая, что страна переживала кризисное в продовольственном отношении время, все усилия, прежде всего, были направлены на восстановление сельскохозяйственного производства.

При условии фрагментарности сведений кадастра, отсутствии признаков хозяйствования, в том числе лесоустроительного, в регионах стали проявляться тенденции к распоряжению этими землями как неразграниченными. Выбранный курс властей  вполне объясним как фактической, так и кадастровой бессубъектностью земельных массивов, а также объективной необходимостью расширения границ населенных пунктов.

Историко-политическое толкование [41] обязывает правоприменителя обращать внимание на те социальные условия, в которых была принята правовая норма. В случае если создались определенные условия, породившие негативные последствия, следует учитывать, не отпали ли эти условия, не изменилась ли принципиально политическая и экономическая ситуация и прочее.

Кроме того, закрепляя посредством многочисленных судебных решений приоритет неточных границ ранее учтенных земельных участков перед точными границами, сведения о которых содержаться в ЕГРН, становится ясным отставание российской практики кадастровых работ от научных достижении современности [8, 11, 34], основу которых должны составлять передовые геодезические знания [14], учет процессов, произошедших в экосистеме и биосфере в целом [17], подкрепленные системным проведением земельных реформ, в результате которых функции законодательной и исполнительной властей не будут подменяться судебной.

При осуществлении правового регулирования отношений собственности федеральному законодателю, действующему в рамках предоставленных ему статьей 71 (пункты «в», «о») Конституции РФ дискреционных полномочий, надлежит руководствоваться фундаментальными принципами верховенства права, юридического равенства и справедливости, в силу которых необходимые ограничения права собственности должны обусловливаться потребностью защиты конституционно значимых ценностей, включая достойную жизнь, свободное развитие человека, право каждого на жилище, а соответствующее правовое регулирование – отвечать общеправовым требованиям определенности, ясности и непротиворечивости, притом, что механизм его действия должен быть понятен субъектам правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся в очевидной взаимосвязи положений [36].

Резюмируя сказанное, следует обозначить мнение о недостаточной мере обеспечения аккумулирования сведений всех реестровых данных, содержащихся в различных федеральных информационных ресурсах на базе ЕГРН. Видится целесообразным провести постепенный переучет всех земель, основанный на актуальных геоинформационных данных. Необходимо учитывать сведения об изменениях бонитетов лесов и почв, так как, например, часть сельскохозяйственных земель заросли лесом, а земли лесного фонда, наоборот, распаханы или отданы под застройку.

Для реализации комплекса предложенных мероприятий потребуется значительное количество времени и серьезные финансовые затраты. В настоящее время необходимы оперативные меры реагирования, направленные на защиту прав граждан, снятие социальной напряженности, а также на улучшение инвестиционного климата в регионах. Следует установить безусловный приоритет сведений о точных границах земельных участков, содержащихся в ЕГРН, по отношению к менее точным сведениям, содержащимся в иных федеральных информационных ресурсах.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Алакоз В. В. О проблемах кадастра недвижимости и их преодолению. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.gisa.ru/98067.html

Алдаров К.Р. Доклад Председателя комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного собрания Иркутской области Алдарова К.Р. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://project186700.tilda.ws/page705106.html

Бабкин С.А. Публичная достоверность записей о правах на недвижимое имущество // Законодательство. – 2001. – Вып. 12. – С. 12-17.

Багаев В.А. Приобретение недвижимого имущества по давности владения по российскому и английскому праву: Автореф.дис. канд.юрид.наук // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://disser2/152/aftoreferat/Bagaev_.pdf

Бевзенко Р. С. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество: проблемы и пути решения (часть третья) // Вестник гражданского права. – 2012. – Вып. 1. – Т. 12. – С. 5-10.

Богатырев Ф.О. Публичная достоверность реестра прав на недвижимость и признание добросовестного приобретателя собственником // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/3983593/

Бугаевский Л. М. Геоинформационные системы. Учебное пособие для вузов.// Л. М. Бугаевский. - 2000. - М.: Златоуст. - 222 с.

Бугаков П. Ю. Зарубежный опыт в области картографической генерализации трехмерных моделей городских территорий // Вестник СГУГиТ. - Вып. 1. – Т. 22. -  2017. –  С. 151–159.

Варламов А.А. История земельных отношений и землеустройства // А. А. Варламов. – 2000. – М.: Колос. – 295 с.

Вылегжанина В. В. О некоторых результатах верификации данных, полученных в процессе интеграции государственного кадастра недвижимости и единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, и их использовании для целей налогообложения // Вестник СГУГиТ. - Вып. 3 (35). -  2016. – С. 190-200.

Голякова Ю. Е., Касаткин Ю. В., Щукина В. Н. Анализ установления единых государственных систем координат // Вестник СГУГиТ. – 2016. – Вып. 1 (33). – С. 114–123.

Ерохова М.А. О колебании условий удовлетворения виндикации. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://estatut.ru/pdf/956.pdf.

 Жарников В. Б. Оценка земельных отношений как инструмент современного муниципального управления и градостроительной деятельности // Вестник СГУГиТ. – 2016. – Вып. 2 (34). – С. 119–126.

 Карпик А. П., Никитин А. В. Информационная система построения инфраструктуры геопространственных данных для автомобильных и железных дорог// Вестник СГУГиТ. – 2016. – Вып. 4 (36). – С. 7–15.

 Копейкин А.Б. Международный опыт защиты собственников – добросовестных приобретателей недвижимости и системы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Законодательство и экономика. – 2003. – Вып. 2 (226). – С. 49 – 54.

 Крашенинников П. В. Кому и чем поможет «дачная амнистия»?» // Библиотечка Российской газеты. – Вып. 19. -  2006. -  С. 3-8.

 Лебедева Т. А., Трубина Л. К. Модели лесных земель как базовые блоки геоинформационных систем мониторинга в землепользовании // Вестник СГУГиТ. - Вып. 1. – Т. 22. -  2017. – С. 178-189.

 Лесной кодекс Российской Федерации от 04.12.2006 № 200-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 50. – С. 5278.

Мейер Д. И. Русское гражданское право: Учебник в 2 т. // Мейер Д. И. – 1997. – т. 1. – М.: Статут. – 286 с.

 Николаев Н.А., Чернов А.В. Трехмерный кадастр недвижимости как новая ступень развития кадастровых систем // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/trehmernyy-kadastr-nedvizhimosti-kak-novaya-stupen-razvitiya-kadastrovyh-sistem.

 Об утверждении Основ лесного законодательства Союза ССР и союзных республик: закон  СССР от 17.06.1977 // Ведомости ВС СССР. – 1977. – № 25. – С. 388.

Основы лесного законодательства РФ от 06.03.1993 № 4613-1// [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/10108147/

 О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 25.10.2001 № 137-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 44. – С. 4148.

 О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров: Проект закона №90991-7 // [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://project186700.tilda.ws/

 О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации: федеральный закон от 03.07.2016 № 361-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2016. – № 27. – С. 4294.

 О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества: федеральный закон от 30.06.2006 № 93-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 27. – С. 2881.

 О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном кадастре недвижимости» и отдельные законодательные акты Российской Федерации: федеральный закон от 22.12.2014 № 447-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 52 (часть 1). – С. 7558.

 О государственной регистрации недвижимости : федеральный закон от 13.07.2015 № 218-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2015. – № 29 (часть I). – С. 4344.

О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним: федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1997. – № 30. – С. 3594.

 О государственном кадастре недвижимости: федеральный закон от 24.07.2007 №221-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2007. – № 31. – С. 4017.

 О землеустройстве: федеральный закон от 18.06.2001 № 78-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 26. – С. 2582.

 О порядке приватизации и реорганизации предприятий и организаций агропромышленного комплекса: Постановление Правительства РФ от 04.09.1992 № 708 // Собрание актов Президента и Правительства РФ. – 1992. – № 12. – С. 931.

 О разграничении государственной собственности на землю: Федеральный закон от 17.07.2001 № 101-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2001. – № 30. – С. 3060.

 Пархоменко Д. В., Пархоменко И. В. Лазерное сканирование в государственном кадастре недвижимости: технологические и правовые аспекты  // Вестник СГУГиТ. – 2016. – Вып. 1 (33). – С. 114–123.

 Петров Е.Ю. К вопросу о публичной достоверности государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Цивилистические записки. - М. – 2001.

 Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 27.06.2013  №15-П // Собрание законодательства РФ. – 2013. – № 27. – С. 3647.

 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19.07.2011 №2178/11 // [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.arbitr.ru/as/pract/post_pres/1_1_0ec7cb76-96e8-45ce-910d-540280d6b1aa.html

 Сай С.И. Предисловие к книге – специально для «Библиотечки «Российской газеты»// Библиотечка «Российской газеты». – 2001. – Вып. 14. – С. 3-12.

 Самойлов Е.Ю. Публичная достоверность в гражданском праве: теоретическая конструкция и условия использования института // Вестник гражданского права. – 2007. – Вып. 4. – т. 7. – С. 63–107 .

 Субсидии на оформление земельных участков в собственность обсудили на правительственном уровне // [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ktostroit.ru/news/168987/

Тарарин А. М. Картографическая основа кадастра: история создания, цели и требования// Вестник СГУГиТ. - Вып. 1. – Т. 22. -  2017. – С. 132-141.

Троицкий В.П., Волков С.Н., Гендельман М.А., и др. Научные основы землеустройства // В. П. Троицкий, С. Н. Волков, М. А. Гендельман, С. И. Носов– М.: Колос, 1995. – 271 с.

Указания для территориальных органов Росземкадастра по проведению работ по инвентаризации сведений о ранее учтенных земельных участках. ГЗК-1-Т.Р-11-02-01": утв. Росземкадастром 10.04.2001. // [Электронный ресурс]. – Режим доступа:  http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_32430/

Федоренко Ю. В. К вопросу о проведении судебно-экспертных исследований границ ранее учтенных земельных участков» -  Правовой журнал «Сибирский юридический вестник». – 2012. – Вып. 2. – Иркутск: ФГБОУ ВПО «ИГУ». – С. 81 – 86.

Received 13.05.2017

© A. P. Karpik, Yu. F. Fedorenko, D. V. Parkhomenko, 2017

Свяжитесь с нами по номеру 8 902 5 101 805
 или оставьте сообщение: