«Полуправда хуже лжи»: директор института кадастра о лукавстве в экспертизе по делу Ламерта

В Обском городском суде продолжаются слушания по делу Дмитрия Ламерта. Главное основание обвинения — землеустроительная экспертиза, проведенная по заказу следствия. Суд заслушал показания экспертов и перешел к опросу свидетелей. Своим мнением об экспертизе и впечатлениями о ходе процесса с Тайгой.инфо поделился участвующий в процессе в качестве эксперта защиты кадастровый инженер Дмитрий Ветошкин.

Бывший замглавы Росреестра по Новосибирской области, кандидат экономических наук Дмитрий Ламерт с мая 2016 года содержится в новосибирском СИЗО №1 по обвинению в мошенничестве с девятью земельными участками. Если суд признает его виновным, Ламерта ожидают тюрьма и выплата 561,7 млн рублей «пострадавшим по делу» администрациям Новосибирской области и Толмачевского сельсовета. После того, как СМИ обратили внимание на интересы в деле федеральных торговых сетей (таких, как «Мираторг») и на известных деятелей, (таких, как экс-сенатор Иван Стариков), дело приобрело широкий резонанс.

В основе обвинения лежит заключение экспертов-землеустроителей с многолетним стажем Сергея Кужелева и Ольги Губиной, показания которых приводились ранее. От дополнительных пояснений Тайге.инфо вне зала суда Кужелев отказался, отметив лишь одно: не знал, что на основании экспертизы кого-то могут посадить в тюрьму. После многочасовых показаний экспертов под присягой в суде остались вопросы, ответы на которые Тайге.инфо согласился дать свидетель по делу, директор Института кадастра и природопользования Сибирского университета геосистем и технологий Дмитрий Ветошкин.

Тайга.инфо: Вы один раз пока давали показания?

— Два раза. Один раз давал показания следователю и один раз судье. Честно говоря, то, что происходит в суде, меня очень сильно удручило. Дело в том, что я достаточно давно хожу по судам.

Тайга.инфо: В качестве эксперта?

— Да, в качестве эксперта и в качестве представителя какой-то стороны. Еще с 2005 года, я был тогда сотрудником Роснедвижимости. Мы в судах участвовали, причем, с разных сторон. Но я ходил в суды обычно арбитражные, где имеет место состязательность сторон, где прокуратура работает. В этот раз прокурор пыталась делать какие-то пометки, не задала ни одного вопроса, явно была не в курсе того, что происходит, даже в принципе проблематики этого суда. Судья работал, задавал вопросы, адвокаты работали. Но у нас в судебной системе должна быть закреплена состязательность сторон. Прокуратура же делала вид — что бы вы тут ни делали, что бы вы ни говорили, что бы вы ни представляли, решение уже принято.

Тайга.инфо: В чем непосредственно заключается вина Ламерта? Как и куда выбыли девять участков?

— У обвинения, по большому счету, есть два эпизода. Во-первых, как считает обвинение, ЗАО «Пригородное» незаконным образом оформило права на земельные участки — зарегистрировало право постоянного бессрочного пользования, в том числе на несколько земельных участков, которые, по мнению следствия, относились к фонду перераспределения земель. Во-вторых, также «незаконно» включив земельные участки в границы Толмачёвского сельсовета и изменив их категорию, ЗАО «Пригородное» смогло выкупить земельные участки в собственность. И, как считает следствие, во всех этих якобы незаконных действиях им помогал Дмитрий Андреевич Ламерт.

И первый же вопрос, который возникает: а законно или незаконно, на самом деле, оформлялись права на землю? Были ли нарушены права Российской Федерации или Новосибирской области, они заявлены были как потерпевшие, Новосибирского района, который, насколько мне известно, до принятия судом решения себя потерпевшим не считает, и Толмачёвского сельсовета, который, наоборот, считает себя потерпевшим. Здесь моя позиция как специалиста и позиция экспертов диаметрально расходятся. В чем причина спора: есть несколько документов, в соответствии с которыми определяются границы тех земель, которые ЗАО «Пригородное» могло оформлять, выкупать в собственность. Есть проект землеустройства 1992 года, есть постановление о предоставлении земель, есть государственный акт 1992 года, который должен был быть изготовлен на основании проекта землеустройства, есть документы статистической отчетности — годовые отчеты, и есть сведения государственного кадастра.

На самом деле, все началось в 1992 году, когда началась земельная реформа. Я начинаю свое исследование именно с этого момента, когда было принято решение, что земли ЗАО «Пригородное» подлежат приватизации. В большинстве случаев земля в сельхозпредприятии, в бывшем колхозе делилась так: сельскохозяйственные угодья становились общедолевой собственностью работников этого предприятия, плюс сюда добавляли работников социальной сферы, они получили земельные паи. Документ, в котором было сказано, что человеку принадлежит столько-то гектаров земли, где конкретно они находится, зафиксировано не было. Остальные земли, которые не относились к сельскохозяйственным угодьям, передавались в постоянное бессрочное пользование сельхозпредприятиям. Если земли больше, чем надо по нормам, мог создаваться фонд перераспределения земель, ФПР.

ЗАО «Пригородное» из общих правил приватизации земель сельхозназначения было исключено. Потому что у него были свои оросительные системы на угодьях. И земельные паи формироваться не должны были. Вместо этого участники, работники этого предприятия становились акционерами общества. По факту произошла следующая ситуация: людям выдали свидетельства о праве собственности на землю, они эти паи потом вложили в уставной капитал предприятия, но на руках документы остались, никто документы у них не забирал.

Как происходила сама процедура: сделали проект перераспределения, проект землеустройства 1992 года. На основании проекта землеустройства должны были быть приняты решения, постановления районной администрации о предоставлении участков в коллективно-долевую собственность граждан, вот это в постоянное бессрочное пользование, а вот это передать в ФПР. Постановление есть, но из этого постановления ничего не понятно. Согласно постановлению, земля передавалась только в коллективно-долевую собственность, а вся прочая территория относилась к ФПР.

Зато есть государственный акт 92 года, где сказано, что земля передается в коллективно-долевую собственность граждан и в постоянное бессрочное пользование ЗАО «Пригородное». Итого: есть проект землеустройства, есть государственный акт. А дальше начинается интересная вещь, несмотря на наличие одного госакта, земельный комитет ведет свою отчетность и каким-то образом он по-прежнему считает, что есть коллективная долевая собственность, есть постоянное бессрочное пользование, есть большой некий ФПР.

Тайга.инфо: Какой орган отвечает за госакт?

— Это все земельный комитет по Новосибирскому району. И у него были два документа, которые друг другу противоречат. Я не знаю как, но имеют место очевидные расхождения. Дальше, в 2000 году, вступает в силу закон о земельном кадастре. Надо провести инвентаризацию сведений о земельных участках, чтобы перенести эти сведения в земельный кадастр. Что будет являться основанием для внесения сведений? Это важно отметить, потому что у обвинения, кроме экспертизы в качестве обоснования неправомерности действий Ламерта, больше ничего нет. То есть, единственное, что они могут предъявить, чтобы содержать Ламерта в тюрьме, чтобы вести уголовное дело, а не применить дисциплинарное взыскание, это исключительно одна вещь — заключение экспертов. А у экспертов изначально ситуация, когда есть ряд документов, которые противоречат друг другу. Первое — это проект перераспределения 1992 года. Второе — это постановление администрации Новосибирского района 1013, в котором сказано, что все предоставляется в коллективно-долевую собственность, остальное уходит в ФПР. Хотя никакой коллективно-долевой собственности вообще не могло быть, потому что предприятие было специальным и не могло приватизироваться из-за наличия оросительной системы. Третье — госакт 1992 года. И четвертое — информация по годовым отчетам. Все эти четыре документа друг другу противоречат. Разные площади на разном виде права в одних и тех же общих границах предоставлены разным людям.

Тайга.инфо: И все эти документы существуют в оригиналах?

— Проект точно в оригинале, про постановление известно, что есть его копия. Может быть, есть и оригинал. Госакт есть точно в оригинале в двух экземплярах: один в земельном комитете оставался, второй выдавался на руки предприятию. Есть годовые отчеты тоже в оригинале. Что должны были сделать эксперты в этой ситуации, когда у нас есть разные документы, все подписаны, есть печати, и все дают разную информацию? Эксперты должны были оценить, какие документы какую юридическую силу имеют. Мы начинаем взвешивать, каким документом нам пользоваться, это обычная, нормальная ситуация при проведении кадастровых работ и землеустроительной экспертизы.

Тайга.инфо: Это некая иерархия документов?

— Да, так это и называется. Надо понять, какой документ является главным. А как это определить? В 2000 году вступил в силу закон о государственном земельном кадастре, началась процедура под названием инвентаризация сведений по ранее учтенным земельным участкам. Земельные комитеты должны были обобщить все сведения, какие у них были по земельным участкам, и эти сведения должны были внести в государственный земельный кадастр. Назывались они перечнями ранее учтенных земельных участков. Есть специальные указания для территориальных органов, тогда это называлось Росземкадастр, которые четко прописывали процедуру, как это делалось. И самое главное, он давал четкие ссылки на иерархию документов, в соответствии с которыми должны были составляться эти документы, то есть, на что мы должны ссылаться. Четко, везде, постоянно на первом месте стоит именно государственный акт, начиная с 1992 года и по настоящий момент.

Первый — Земельный кодекс 1992 года. Потом, в 1997 году, вступил в силу закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, 122 федеральный закон. В 2000 году появился закон о государственном земельном кадастре. Потом, в 2008-м, вступил в силу закон о государственном кадастре недвижимости. В 2016 году, вступил в силу Закон о единой системе учета и регистрации недвижимости. Всеми нормативно-правовыми актами всегда, везде закреплено, что единственным документом, который подтверждает права на землю, является государственный акт, а в нашем случае — это госакт 1992 года.

Важно отметить, что судебная практика полностью это поддерживает. Это не просто некая задекларированная норма, это еще и конкретная, подтвержденная неоднократными судами, судебная практика. Единственный документ, который подтверждает права ЗАО «Пригородное» на землю с теми характеристиками и в тех границах, которые в этом документе указаны, является государственный акт 1992 года. Что делают в этом случае эксперты? Они про это ничего не пишут.

Тайга.инфо: Про государственный акт?

— Про правовой статус всех этих документов. Вместо этого эксперты долго и упорно рассказывают про то, как собирались годовые отчеты, какая была сильная и точная система учета земель в Новосибирском районе. Как у них на самом деле, если не ошибаюсь, на 98% вся земля была учтена в этой системе уже к 2000 году. Но они ничего не сказали о том, какой документ действительно являлся основанием для внесения сведений о спорных земельных участках в государственный земельный кадастр в 2000 году и каким документом должно было руководствоваться ЗАО «Пригородное» при переоформлении прав на земельные участки в рамках действующего законодательства, то есть когда у них там сменился собственник, и они начали наводить порядок в своих земельных делах. Эксперты просто про это ничего не пишут.

И вообще, когда мы будем говорить дальше по всей экспертизе, то проблема экспертизы и моя конкретная претензия к ней заключается ровным счетом в одном: как только возникает какой-то факт или обстоятельство, которое бы противоречило предварительным выводам следствия при назначении экспертизы, эксперты просто о нем не пишут. А выводы на 100% совпадают с теми выводами, которые сделало следствие, еще до того, как назначило экспертизу.

Вопросы сформулированы нормально, ответы экспертов даны исчерпывающе. Но как только возникало какое-то обстоятельство, которое позволяло бы усомниться в их выводах, они просто про это ничего не писали.

Тайга.инфо: И все документы у экспертов на руках были?

— Были, им передали. Мне говорил следователь, что им «передали КамАЗ документов», все материалы уголовного дела были у них — и госакты, и годовые отчеты. Другой вопрос, что тоже очень важно, когда эксперту не хватает документов, чтобы дать свое заключение, надо так и писать: «Я не знаю, на основании чего было сделано то или иное действие». Например, когда я проводил свою работу, я смотрел их заключение, мне было понятно, что спорные участки встали на кадастровый учет еще в 2000 году. То есть, еще в 2000-м году должны были быть подготовлены перечни ранее учтенных земельных участков, сведения об участках внесены в государственный земельный кадастр. Почему я об этом знал, потому что были кадастровые выписки на эти земельные участки, которые датировались 2004, 2005, 2006 годами.

Тайга.инфо: То есть, это было задолго до предполагаемого события преступления?

— Да. Но эксперты опять же про это ничего не пишут. Они пишут, и следователь меня пытался в этом убедить, что сведения о земельных участках были внесены в кадастр только в 2007 году. А конкретно, дополнения к перечню были подготовлены в 2007 году, а сведения внесли в феврале 2008-го. Как раз накануне вступления в силу закона о кадастре недвижимости, который всю эту лавочку с перечнями ранее учтенных земельных участков и дополнений в перечень прекратил.

Тайга.инфо: Эксперт Сергей Кужелев, я так понимаю, сказал, что в начале 2000-х годов в земельной документации царил полный хаос?

— На самом деле, хаоса там не было. И требуемый перечень ранее учтенных земельных участков 2000 года был найден защитой в материалах уголовного дела, когда они с ним знакомились. Перечень был составлен на основании и в соответствии с госактом 1992 года. Все участки были внесены в государственный земельный кадастр. Просто в 2007 году, а это был уже не земельный комитет, а территориальный отдел, и по каким-то причинам решил изменить сведения об этих земельных участках. Насколько правомерно было это сделано, насколько они обоснованы, зачем вообще нужно было что-то менять — опять экспертиза молчит. Они этот вопрос просто элементарно обходят. У нас сегодня на руках есть заключение экспертов, что участки были внесены в кадастр в 2007 году. При этом же у нас есть выписки на эти же земельные участки 2004 года. Значит, они уже были выданы ранее или до 2007 года. Вопрос к экспертам: почему здесь вижу, а здесь не вижу?

Тайга.инфо: По-вашему, по какому принципу эксперты «видят — не видят»?

— Если обстоятельство, факт или документ противоречит выводам следствия, обвинительного заключения — эксперты его не видят.

Тайга.инфо: Это прослеживается по всей экспертизе?

— Да. Если что-то можно как-то подтянуть к выводам следствия, например, некие пометки в госакте, которые, как пишут эксперты, могут быть остатками от букв ФПР. Даже эксперты-криминалисты не смогли определить, что там было написано, а эксперты-землеустроители «предполагают», что наверное это был ФПР.

Я четко знаю, что специалист в области землеустройства — не криминалист. Если вы меня спросите, была ли эта экспертиза написана Кужелевым, я вам тоже не скажу. Мое персональное мнение, что это не только они писали. Или после того, что они написали, была очень серьезная корректура, кто-то это дополнял. Но я под таким заявлением тоже не подпишусь, потому что я не криминалист, не эксперт-лингвист. Но лично я глубоко убежден, что полуправда хуже лжи.

Поставлены вопросы о законности или незаконности действий ЗАО «Пригородное» по оформлению прав на землю. Собери троих землеустроителей, и у нас, юристов, будет четыре абсолютно противоположных мнения. Выводы каждого могут отличаться, и для меня нет никакой проблемы, что моя точка зрения не совпадает с точкой зрения экспертов. Но только в том случае, если экспертами будут четко обозначены и озвучены все обстоятельства.

Если бы они сказали, что есть четыре документа, и из этих четырех документов с учетом их правового статуса мы считаем, что надо было руководствоваться годовыми отчетами. Не госактом, а отчетами о состоянии использования земель, условно говоря, мы считаем так, это наше мнение — вопросов нет. А у других людей другое мнение. Есть мнение, что в Новосибирском районе нет вообще фонда перераспределения, что, кстати, подтверждается судебной практикой Арбитражного суда Новосибирской области. Но как только у нас возникал конфликт с концепцией первоначального обвинительного заключения, эксперты никаким образом эти обстоятельства не отражали в своей экспертизе.

Полуправда хуже лжи, потому что это лукавство. Есть понятие «лукавый», когда похоже на правду, но на самом деле ложь. Здесь именно такая ситуация и экспертиза по этой причине несостоятельна. Просто потому, что в ней не отражены обстоятельства, которые могли говорить в защиту позиции правомерности ЗАО «Пригородное». Эксперт в рамках уголовного дела, уголовного процесса себе такого никогда позволить не может. Эксперт должен быть независим. Поэтому в целом я считаю, что экспертиза не состоятельна.

Теперь по существу: правомерно ли ЗАО «Пригородное» оформляло права на землю? Да, они воспользовались государственным актом. Они посчитали, что все те земельные участки, которые согласно графической части госакта входят в его состав, — это либо постоянное бессрочное пользование ЗАО «Пригородное», либо те земельные участки, которые были в счет земельных долей, которые были переданы в уставной капитал ЗАО «Пригородное». И вопрос о правомерности таких действий, на самом деле, не стоит, потому что есть вступившее в сиу решение судов в двух инстанциях, арбитражных судов. Обратите внимание — не в одной инстанции, а в двух инстанциях.

В июне 2016 года Толмачёвский сельсовет попробовал оспорить законность регистрации прав на спорные земельные участки за ЗАО «Пригородное», потребовал от суда признать права на эти земельные участки ЗАО «Пригородное»ничтожными. Новосибирский арбитражный суд и апелляционная инстанция в Томске разобрали вообще всю эту ситуацию и вынесли решение, вступившее в силу, о том, что все действия ЗАО «Пригородное» были правомерными. Суды указали, что у Толмачёвского сельсовета вообще не было основания этого требовать и никаких прав Толмачёвского сельсовета не нарушено.

Я предлагал передать эти решения судье, потому что предполагал, что у судьи нет этих документов, и он о них не знает. С точки зрения уголовного кодекса, те обстоятельства, которые были установлены судом, уже уголовным процессом не оспариваются. То есть если суд в двух инстанциях установил, что это земли ЗАО «Пригородное», что все было сделано правомерно, то о чем мы спорим?

Мы можем много обсуждать, но по факту это останется на уровне научных обсуждений в некой профессиональной тусовке. Юридически точку поставил суд — Новосибирский арбитражный суд и Томская апелляционная инстанция. Заявители не пошли в кассацию, потому что это было бы просто смешно. Вступившим в силу решением суда дей