Администрация Хужира опротестует решение суда по вопросам отмены генплана поселения

Администрация Хужирского муниципального образования намерена опротестовать решение Иркутского областного суда по делу о признании не действующим решения муниципальной думы от 2 июля 2013 года «Об утверждении генерального плана Хужирского МО — городского поселения». 14 февраля апелляционную жалобу подали в Пятый апелляционный суд общей юрисдикции в Новосибирске.

Судебное решение по административному иску первого заместителя Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Иркутский областной суд вынес 4 декабря 2019 года. Между тем, как сообщила глава Хужира Вера Маланова, имеются веские основания для того, чтобы добиваться отмены этого вердикта.

Вера Маланова:

— Генеральный план был утвержден решением думы Хужирского муниципального образования 2 июля 2013 года. На тот момент ни один государственный орган не высказал замечаний ни к решению думы, ни к самому генплану. На основании этого документа принимались важные для населения решения, начиная от согласования выделения земли под нужны поселковой инфраструктуры — дорог, линейных объектов, учреждений здравоохранения, образования, и заканчивая предоставлением местным жителям разрешений на ИЖС. Отмена генплана может иметь для муниципального образования крайне негативные последствия: наша деятельность будет полностью парализована, мы не сможем выполнять ряд своих полномочий, тем самым нарушая законные права граждан.

Адвокат Игорь Саенко, представляющий интересы муниципального образования в апелляционной инстанции, отметил, что судом первой инстанции допущены процессуальные нарушения. В частности, в исковом заявлении первого заместителя Байкальского межрегионального природоохранного прокурора говорится о необходимости признать не действующим генеральный план Хужирского муниципального образования. Но вместо этого суд вынес решение о признании не действующим решения думы Хужирского муниципального образования «Об утверждении генерального плана Хужирского муниципального образования — городского поселения».

Игорь Саенко:

— Казалось бы, это незначительное искажение предмета иска, однако в действительности речь идет о двух совершенно разных документах — решении думы и генеральном плане. Суд первой инстанции вышел за рамки исковых требований, изменил их и принял решение по требованиям, которые не были заявлены истцом. Это является нарушением требований статьи 178 КАС РФ, согласно которой суд обязан принять решение по заявленным административным истцом требованиям. В условиях правового хаоса, разночтения практически всех норм, касающихся земельных отношений на Байкальской природной территории, сложного правового статуса земель любые огрехи в судебной практике приведут не к разрешению сложной правовой коллизии, а к еще большему ее усложнению и, в результате, повышению социальной напряженности в населенных пунктах, находящихся вблизи Байкала.

Игорь Саенко также отметил, что нарушения содержались и в самом исковом заявлении прокуратуры.

Игорь Саенко:

— Истец необоснованно предъявил требование об оспаривании генерального плана, указав, что он является нормативным правовым актом. И суд первой инстанции, в свою очередь, необоснованно рассмотрел указанные требования по правилам, предусмотренным для оспаривания нормативно-правовых актов.

В исковом заявлении значилось, что отсутствовало согласование генплана с Министерством природных ресурсов России, необходимость которого обусловлена расположением Хужирского муниципального образования на территории Прибайкальского национального парка. Проект генерального плана Хужирского МО не был опубликован в Федеральной информационной системе ФГИС ТП и в официальном печатном издании Ольхонского муниципального образования – газете «Байкальские зори».

Однако, как указал адвокат, согласно статье 18 Градостроительного кодекса РФ, генеральный план поселения является документом территориального планирования, а не нормативно-правовым актом, что неоднократно подтверждалось выводами высших судебных инстанций, включая Постановления пленумов Высшего арбитражного суда РФ от 30.07.2013, Верховного Суда РФ от 25.12.2018. Поэтому его нельзя оспаривать на основании требований, предъявляемых к нормативно-правовым актам.

Более того, факт согласования генплана Хужирского МО с Министерством природных ресурсов России подтверждается тем, что этот документ имеется на сайте федерального ведомства. Он также был размещен на официальном сайте Хужирского МО, чем выполнено требование об официальном опубликовании, и в системе ФГИС ТП.

Игорь Саенко:

— Прокурор, защищая публичные интересы, не вправе нарушать нормы процессуального законодательства при предъявлении требований и рассмотрении дела. Защита публичных интересов должна быть основана на равноправии сторон.

По словам адвоката, при принятии решения суд первой инстанции опирался на спорные документы. Ссылаясь на одни и те же листы материалов дела, он указывает то генеральную схему Прибайкальского государственного природного национального парка, то схему генерального плана организации Прибайкальского государственного национального парка. Это разные документы. На представленном в материалы дела картографическом материале – генеральной схеме Прибайкальского государственного природного национального парка, датированной 1989 годом – отсутствуют какие-либо данные об его утверждении. По мнению Игоря Саенко, требовалось проведение судебной экспертизы документов, что сделано не было.

Особое внимание адвокат уделил вопросу, имеющему принципиальное значение — может ли земля относиться одновременно к нескольким категориям земель. В соответствии с положениями статьи 7 Земельного кодекса РФ, земли в Российской Федерации подразделяются на семь категорий и используются в соответствии с установленным для них целевым назначением. Федеральным законодателем прямо предусмотрено, что земельные участки могут относиться только к одной из предусмотренных в названном кодексе категории земель. Изложенная позиция, в числе прочего, подтверждается и тем, что, например, процедуры объединения, перераспределения земельных участков возможно производить только при условии отнесения их к одной категории земель; оценка и определение платы за землю производятся также исходя из отнесения земельного участка к определенной категории земель.

Игорь Саенко:

— Земли населенных пунктов и земли особо охраняемых природных территорий — это разные категории. При попытке их совмещения происходит наложение двух правовых режимов, в числе прочего различающихся с точки зрения ограничений хозяйственной деятельности, действующего регламента и оборотоспособности. Создание неопределенности правового режима земель в таких населенных пунктах может повлечь значительные негативные последствия для населения. При таких обстоятельствах истец, прежде всего, должен был поставить под сомнение либо сам факт образования и регистрации Хужирского МО, либо, напротив, усомниться в легитимности представленных документов о создании в границах спорной территории в 1986 году особо охраняемой природной территории федерального значения.

Вера Маланова особо отметила, что с момента утверждения генерального плана, то есть с 7 февраля 2013 года, до момента обращения Байкальского межрегионального природоохранного прокурора с административным исковым заявлением ни один из жителей Хужирского МО, ни одно заинтересованное ведомство, ни администрация Ольхонского района, ни органы власти Иркутской области или Российской Федерации не обращались с возражениями относительно этого документа.

IRK.ru

Свяжитесь с нами по номеру 8 902 5 101 805
 или оставьте сообщение: